пятница, 10 мая 2013 г.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ХОББИТОВ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

   Джон Толкин здесь абсолютно ни при чем. Просто так сложилось, что на майские праздники в 2003 году в плановый 8- и дневный поход по Крыму собралась и пошла очень большая и разношерстная группа студентов - не помню точное количество, но что-то около 90 человек! Наш инструктор Закалдаев Николай Викторович (уже больше года, как его нет среди нас...) совместил в одной команде студентов нашего колледжа (тогда еще малышей-первокурсников) и студентов университета (второкурсников и постарше). В качестве помощника руководителя я попала к своим малышам, а в команду постарше - тот, кто через пару лет возглавил нашу семью (то есть я в этом походе познакомилась со своим будущим мужем). Старшенькие тут же окрестили тех, кто помладше хоббитами (потому что маленькие и крепенькие), а те их в ответ - орками и эльфами (подозреваю, что это персонажи книги). Так и повелось. После окончания похода родилась небольшая книжка, которая стала началом хоббитской истории. Напомню, что описанные в первой части события происходили с 29.04.2003 по 4.05.2003 г.г.

       Далее - сама книжка. Так как она была сверстана, то вырезанные странички, как мне кажется, мелковаты текстом, но оставлю их для себя и для хоббитов - они глазастые.... Для просто интересующихся - в конце поста есть несверстанный текст с крупными буквами.

















































А это - несверстанный текст без рисунков




Наталья Викторовна Слободянюк



СКАЗКА

ПРО  ОТВАЖНЫХ  ХОББИТОВ



На это место

Уж нету карты…

А. Городницкий



Так неожиданно, но долгожданно

Снова весна зажурчала в природе,

К людям лицом повернулась погода.

Может, впервые за эти полгода

Не рассыпает снега где попало,

Видно, волшебное время настало,

Сказка рождается здесь и сейчас.

Все началось с ерунды, как обычно:

Выпал студентам “на запад” приказ.



Собран рюкзак, вроде все без излишков,

Оставлены дома конспекты и книжки,

Продукты закуплены, дозы – малы,

И собраны с рынка съестные котлы.

Рюкзак не вмещается в транспорта двери,

В реальность поездки так трудно поверить!

Затянуты прочно тугие узлы,

Но тут выясняется, что “запорожцы”

В неведомом месте забыли котлы.

Забытые вещи – плохая примета:

Придется бродить до скончания лета,

Но, дунув и плюнув на все предрассудки

Мы зло отпускаем веселые шутки,

И все-таки едем всем бедам назло,

Мечтая о том, чтобы нам повезло.



Мы едем-едем-едем в далекие края,

Пока еще соседи, а в будущем – друзья.

Записывает фразы в пути магнитофон

Про как всегда удачно начавшийся сезон.



Мы движемся быстро по горной дорожке,

Вдыхая все то, что влетает в окошко.

И видим сквозь стекла, насколько возможно,

Мангупа немножко, Шулдана немножко.

В Терновке чуть-чуть усомнился народ:

Туда ли водитель туристов везет?

Уже недалече до Города Славы,

Маячит в стекле лобовом Балаклава.

Мы едем, вот только куда – непонятно,

А не повернуть ли автобус обратно?

Давайте вернемся, да вот еще что:

Маршрута из группы не знает никто.

Мы стали гадать, даже карты достали,

Но нового в них ничего не узнали,

Часа полтора поблуждали по лесу

И первый отряд, наконец, отыскали, ура!

С этого момента все и началось.

Горожане-туристы, перевоплотившись,

Стали лесными жителями –

Эльфами, орками, хоббитами...



В необозначенной картами местности

Жили в лесу, созерцая окрестности

Славные хоббиты, добрые эльфы,

Мудрые орки и просто попутчики,

Что собирались от случая к случаю

Вместе, чтоб дружно пройти испытания

И отдохнуть очумевшей компанией.



Эльфы в лесу никогда не скучали:

Каты и схемы вовсю изучали,

Не тосковали о семьях и доме,

Строго фиксируя на диктофоне

Дикие крики, что песней зовутся

И разговоры, причем, все подряд-

Видно, готовя другим компромат.



Мудрые орки – друзья-второкурсники

Времени также не тратили даром:

Песни орали. Когда под гитару,

Чаще- под яростный гром котелков,

Или под стук о бревно топорища,

Или под треск головешек в кострище,

Или под шелест окрестных лесов.



Славные хоббиты - дети природы,

Утром и ночью, в любую погоду

Жили в палатках себе поживали,

Пили чаек, сухаречки жевали,

О шоколадках ночами мечтали,

Сладким изюмом кормили мышей –

Взрослых зверюг и мышей- малышей.



Хоббиты очень любили мечтать

О сытном обеде, о птичьем полете.

Мечтая о нем, на Орлином Залете

Они рюкзаки обучали летать

И сами летели за ними вдогонку,

Друг друга снимая со скал потихоньку

В местах, где еще не ступала стопа,

Шесты и кусты по дороге сметая,

В пылу увлечения не замечая,

Что там, за кустами, скалу огибая,

К поляне прямая спускалась тропа.



Поляна Бархатной звалась,

А может, Барской называлась,

Сейчас неважно, а тогда

Она нам сказочной казалась.

Там, на неведомых дорожках

Еду мешала поварешка,

А меж палаток, строя глазки,

В туристской фирменной обвязке

Ходил Басаев с рюкзаком,

Трехдневный съев запас колбаски,

Рыча и лая для острастки

На все, что делалось кругом.



В конце тяжелого денечка

Загадочно и очень странно

Там, в котелке, в углу поляны

Варились манные комочки

С изюмом, дымом прокопченным,

Со сладким молоком сгущенным.

Под сказочное бормотанье

И под дежурных заклинанье

По повеленью черпака

Тугие манные комочки

Сначала в миску попадали,

Потом из миски вылетали,

И, пролетая над поляной.

Во тьме кромешной исчезали.



Так хоббиты забавно жили,

А за водой они ходили

Туда, где в скалах родники,

А под ногами-ледники.

И не было пещеры краше,

Чем сказочная Данильча,

С водою каменные чаши

В жару мгновенно охлаждали,

Туда они и окунали

Руки и ноги сгоряча.

Там, привлекательны для взора

И ярки для воображенья,

Как слезы чистые озера

С зеркальной гладью отраженья,

И длинный каменный туннель –

Пещерной жизни продолженье.

И было хоббитам не лень

Вползать в загадочную тень,

Длину пещеры измеряя

И всех с собою приглашая.



Чуть свет проснувшись, шли к обрыву,

Встречать сквозь объективы солнце,

Что из-за Бойки выходило,

Весь мир в ладонях согревая,

Пуская солнечных зайчишек

И отражаясь в донцах мисок.



И были эти встречи солнца

Для хоббитов весьма полезны:

Во-первых, было интересно

Где нынче запад, где – восток,

Хотя для этого есть компас,

Но от него неважный прок,

А во-вторых, кто заблудился,

Тот в свете утреннего солнца

Пренепременно находился.

Все вместе в лагерь возвратившись,

Хрустя жевали сухари,

В процессе бурно сотрясая

Неутомленные мозги.

Потом полезными вещами

Свои заклеивали ноги,

Чтобы мозоли не мешали

И не скрипели по дороге

Пронзительно и очень скверно.

Еще, что очень характерно,

Носили хоббиты очки.

Когда тяжелая дорога

Им бесконечною казалась,

Они тогда (такая шалость)

При помощи своих очков

(Волшебно-солнечных, конечно)

Меняли яркость излученья

И говорили: ”Скоро вечер,

А с ним придет конец мученьям.”

Когда ж очки не помогали,

Они в дороге отставали

Когда “ого!”, когда – слегка,

И на пути своем встречали

Большого Энта – добряка.

Он был не злым и не суровым

И мог взбодрить одним лишь словом,

В ответ на стоны говоря:

“Прекрасно, звездочка моя!”



Дни за днями провожая,

Хоббиты не замечали,

Как уходит в никуда

Им отпущенное время,

Утекая как вода.

Но однажды на привале

Котелок они достали,

Попыхтели, пошептали

И желанье загадали.

В тот же самый миг из тары

Вылез мудрый Алладин

И желание свершилось:

Первый день начала мая

Был объявлен выходным.



Хоббиты патриотично

Все решили, что логичен

Был бы праздничный парад,

И для этих самых целей

Сформирован был отряд.

Вместо флага у отряда

В день особого парада

Были Капины трусы

Неописанной красы,

Фильдиперсовой расцветки,

Закрепленные на ветке.

Выступленье было бурным,

После праздничной речевки

Чайный Домик взяли штурмом,

Но без крючьев и веревки,

А особо хитрым ходом.

Просто хоббиты и эльфы

Все скупили в хлебной лавке –

Весь запас свежайшей сдобы

И оставили тем самым

Местных жителей без вкусных,

Без пахучих и полезных

Свежих булочек залесных.

Лавку хлебную очистив

Хоббиты пошли искать

Новую себе добычу.

Им сказали, что приличный

И довольно симпатичный

Есть средь леса магазин.

Орки, хоббиты и эльфы,

Лишь услышав эту новость

Подскочили как один

И пошли его искать.

Кто же мог предполагать,

Что в лесах сосновых крымских,

В незатоптанной глуши

Нет не только магазинов,

В тех лесах бывало месяц

Ты не встретишь ни души.

Шутка удалась на славу:

Сформированный отряд,

Долго по лесу блуждавши

И несолоно хлебавши

Через час пришел назад,

И, конечно же, немедля,

Был отправлен по маршруту.



По дороге было круто,

В миражах являлся суп,

А потом дохнуло стужей

И тотчас явилась взору

Сказочных размеров лужа,

Где купался сам Юсуп.

Невзирая на погоду

Орки, хоббиты и эльфы

Сразу замутили воду

Ритуальными прыжками

С надбордюрной высоты.

Разбегались и ныряли,

И, желая для потомков

Сделать памятный сюрприз,

Прыгали и замирали,

Без щелчка фотоаппарата

Не желая падать вниз.

Фотографии, конечно,

Обещали быть “что надо”:

И в прыжке, и возле речки,

И в обнимку с водопадом.



А за этим водопадом,

Так сказать, почти что рядом,

Был еще один объект

С множеством торговых точек,

Выдающийся средь прочих.

Так, команда вместе с шефом

И большим и добрым Энтом,

Невзирая на патруль,

Приближалась к водопаду

С серебром летящих струй.

Водным танцем наслаждаясь,

Бесконечно удивляясь,

Эльфы, хоббиты и орки,

В воду ринулись с пригорка,

И, хотя не искупались,

Обмочились как один,

И помчались торговаться

С продавцом десертных вин,

Потому что впереди

Ожидало всех идущих

Испытание большое,

Что звучало очень грозно,

Обещая быть серьезным.

И пронесся над долиной

Групповой тяжелый стон:

“Впереди Большой Каньон!”



Кто сказал, что было просто?

Вы не верьте, это враки:

Буераки, реки, раки,

Тропы, ванны, перекрестки,

Скалы, скользкая тропа,

Камни, берега полоска,

Бурлящая река,

Что от взоров любопытных

Прячет под водою дно.

Здесь очки не помогают,

А спасает лишь одно:

Мысль о будущем привале

Мы его так долго ждали,

А спортсменам все равно

Да они и убежали.

Может они на Бойке

Ожидают нас давно.

Варят суп, пьют вино.

Как ни всматривайся вдаль

Их ты не увидишь глазом,

А увидишь водолазов

С треугольными глазами

И большими рюкзаками,

Что гуляют по каньону

С не совсем понятной целью.

И идут против теченья,

Погружаясь в глубину.

Кажется, еще немного

Ну совсем осталось мало,

И бригада экстремалов

Всей семьей пойдет ко дну,

Медленно, по одному.

А пока они упорно

Лезут в узкую теснину,

Погрузив рюкзак на спину,

И наивно полагают,

Что их впереди встречают,

Стоит лишь проплыть немножко –

И откроется проход.

Вот какой смешной народ!



А с горы, из леса-чащи

Смотрят за происходящим

Больше  ста ехидных глаз.

(Эта песенка про нас)

Водолазам, если сможем,

Мы, конечно же, поможем.

Мы помашем им руками,

Закидаем их камнями,

Чтоб не мучились бедняжки,

Чтобы нас не отвлекали

От скалы, нависшей кручей,

Что возникла перед нами

Неожиданно и гордо,

Той, что эльфы, да и орки,

Называют «ерунда»…

Хоббиты засомневались,

Засмущались, застеснялись,

Но ничуть не испугались,

Даже где-то согласились,

Что им именно туда,

Просто нет пути обратно,

Хоть немного жутковато

И не очень то приятно

По горам таким ползти

И рюкзак с собой нести.



И горы встают перед ним на пути,

И он по горам начинает ползти,

А горы все выше, а горы все круче,

А горы уходят под самые тучи…

(общеизвестно)



Ползли по каньону коварные орки

И камни бросали с крутого пригорка,

И думали орки «моментом о море»,

Что, если случится несчастие, горе,

Кого же увидят они в этот час?

О, бедные орки, конечно же нас!

Орк Чирик, прочувствовав всю ситуацию,

Решил не теряться и не стесняться.

Он вспомнил примеры печального опыта

И за ногу дернул ближайшего хоббита.

Он был очень краток и лаконичен,

И мысль излагал он предельно логично:

«О хоббит, проникнись ко мне пониманьем,

Прошу я всего лишь минутку внимания,

Подумай о скором течении дней,

А вдруг ты – последнее воспоминание

В законченной жизни опасной моей?

Давай познакомимся, и поскорей!»



С высоты полета птичьего

Видно грозную расщелину,

Расстояние приличное,

Как-то странно, что пока еще

Никуда не улетели мы.

От восторга и от ужаса

Прерывается дыхание.

Где еще набраться мужества,

Чтоб продолжить испытание?



Подуставшие настолько,

Что привычная походка

Изменилась очень сильно,

Орки, хоббиты и эльфы,

Дружно топали на Бойку,

Чтобы там шатры поставить

Для привала и ночевки.

Когда прибыли на место

Был разбит огромный лагерь

И принесены дровища

Для вечернего кострища,

И исполнен был «на бис»

Туристический стриптиз.

Но покуда не стемнело,

Каждый хоббит, как обычно,

Занялся любимым делом:

Кто на дереве гнездился

В поисках любимой кружки,

Кто искал в кустах бутылку

(близорукий потому что).

Кто-то стельки шил в ботинки,

Из бумаги вырезая,

Симметричные картинки.

Кто-то из консервных банок

Делал для консервов крышки,

Положив их на булыжник

И прихлопнув сверху камнем.

Кто палатки лихо ставит,

Кто пассивно наблюдает

За лесною темной чащей

И вокруг происходящим…



Ходит призрак по поляне,

Ищет колья на палатку.

Призрака назвали Юрик,

Он дежурит очень редко,

Он сырые рубит ветки,

Их в костер кладет побольше,

Чтобы больше было дыма,

Чтоб никто и не заметил,

И притом не догадался,

Что он ходит по поляне

В поисках пустой палатки,

Чтоб залечь в ней на ночевку,

Потому что нету кольев,

А искать их бесполезно,

А без кольев очень трудно

Устанавливать жилище.



А тем временем коварный

Предприимчивый дежурный

Приготовил суп полезный,

Чтоб испробовать на группе

Неизвестные рецепты.

Что в том супе было – точно

Вряд ли кто-то вам ответит,

Ведь процесс приготовленья

Проходил во тьме кромешной.

Кому было интересно

Что там плавает в кастрюльке

И как скоро будут бульки

(не кипит ли кипяточек),

Тот залазил в казаночек

Или палкой, или ложкой,

Или просто поварешкой,

И светил туда, конечно,

Фонарем на батарейках,

Так как в этой тьме кромешной

Без фонарика непросто

Заглянуть куда-нибудь.



Подкрепившись, пели песни,

Каждый раз все интересней,

Пили чай с лесною травкой,

Подкреплялись сухарями,

Сотрясая тишину,

Чтобы завтра ранним утром,

Слыша возглас: «Под рюкзак!»

Выглядеть не кое-как,

А готовым к испытаньям

И ответственным заданьям,

И подъему на вершины,

Подпирающие небо.





На загадочной вершине

Под названием Эндек

По колено людям снег,

А Капчинскому по кружку,

А Басаеву по ушки,

Птичкам вовсе не дано,

А спортсменам все равно.

Там, в отсутствии воды,

Снег запихивали в фляжки,

А холодные снежки –

В пропеченные фуражки,

И в охапку на дорожку,

И за шиворот немножко,

И соседу в рюкзачок,

И на память в кулачок.

А с каким энтузиазмом

Все катались на клеенке,

С снежных горочек съезжая,

Облегчая продвиженье

И дорогу сокращая

И ногам давая отдых.

Ощутив единства силу,

Орки, хоббиты и эльфы,

Дружно побрели туда,

Где по ванночкам стекала

Родниковая вода.

Выбор места был хорош:

Всех ждала стоянка Кош.



Обсуждая непростое

На клеенке продвиженье,

Все мы вспомнили про город

И про транспорта движенье,

Ощутив, что в этом мире

Все немного пассажиры.

Тут мы поняли, что с нами

Пассажир иного класса:

Он в миру зовется Мясо.

Не всегда живется сладко

Саше с именем таким,

И себя он ощущает

То журнал-корреспондентом,

То измученной лошадкой,

Что развозит героин.

Все мозоли натирают

От хождения ногами,

Только Саша свои щеки

Натирает сухарями.

Но жестокую привычку

Он, увы, не оставляет,

А жует и днем, и ночью,

Так как он прожорлив очень.

Может слопать весь паек

Или супа котелок.

А поднявшись утром ранним

Куролесит по поляне,

Потому что провинился

(может чем-то накурился,

или кашей отравился?)

И смеялся накануне

Целый вечер невпопад.

Но никто не догадался,

По какой причине Саша

Был необычайно рад.



После Сашиной зарядки

Группа хоббитов немедля

Навела везде порядки,

Уложила в рюкзаки

Спальники и котелки,

И потопала тихонько,

Группу эльфов не дождавшись,

В край, где море синевою

Затмевает неба краски.



В продолженье нашей сказки

Там, на Ялтинской яйле,

Прямо с первых чисел мая

Люди мирно собирали

Фантики от карамелек

И бутылки из пластмассы

(на подобные подарки

выпал урожайный год)

Ходят люди по полянам,

Собирают что попало,

Видно, есть здесь скрытый смысл,

Быть не может, чтоб бутылки,

Собирали просто так.

Стоит, видимо, спросить их,

И они тотчас ответят,

Что в народе существует

Притча, что передавалась

Много лет из уст в уста.

Ситуация проста:

Тот, кто соберет бутылок

Пять десятков экспонатов,

Тот, бесспорно, тут же станет

Обладателем счастливым

Карты спрятанного клада,

Той, что рисовали инки.

В ней – забавные картинки

Нарисованы и место,

Где закопано богатство

Неприличного размера.

Но для карты нужно ровно

Пять десятков экспонатов,

Так что, если расслабляться,

Собирая потихоньку

В день бутылок сорок пять - 

Как своих ушей, ей-богу,

Клада вам не увидать.

Но не нужно убиваться,

Это дело не смертельно,

С незакрытым нормативом

Можно в Ялту пробежаться

И бутылки эти сдать.

На полученные деньги

Можно шумно покутить,

Можно даже не стесняясь,

Что-нибудь себе купить.

Например, мороженое,

Или пол-пироженого,

Или бросить тратить деньги

На бессмысленные шутки

И проехать на маршрутке

До ближайшей остановки,

Чтобы не ходить ногами

Пару лишних километров.



Зная это, между прочим,

Хоббиты старались очень,

Но насобирать бутылок,

Сразу целых пять десятков

Им в тот день не удалось.

Вот тогда-то и пришлось,

Чтоб добро не пропадало

Быстрым шагом топать в Ялту,

По дороге торопливо

Успевая восхищаться

И природой, и погодой

(Люди, выключите солнце!)

И цветами, что встречались

Постоянно по дороге

И бросались всем под ноги.

Те цветы в простонародье

Крокусами назывались.

На цветы не отвлекаясь,

Хоббиты спешили в Ялту,

Торопясь и спотыкаясь.

Заповедник пролетели,

Словно горные газели.

И у озера упали,

Вспомнив, что давно не ели

Кильку в собственном томате,

Что за это время очень

И преочень надоела.

Лишь один продукт волшебный

Ласки заслужил слова,

Это лакомство лесное

Называется халва!

С каждым часом все сильнее

Хоббиты ее любили

И всегда ее делили

По количеству голов.

Очень редко, но случалось,

Что куски деликатеса

Почему-то оставались

По причинам непонятным.

Сиротливые остатки

Хоббиты делили точно

Поровну и справедливо,

Всех по-братски наделяя.

Получалось, как ни странно,

Ровно двадцать три кусочка,

И не больше, и не меньше,

Вот какие молодцы!



По дороге с облаками

Очень нравится, когда мы

Возвращаемся назад…



На вокзале людям тесно –

Нет троллейбусов из Ялты,

А желающих уехать

Трехэтажное число,

Только хоббитам и в этот

Раз серьезно повезло:

Им за угол персонально

Желтый подали троллейбус.

Все закончилось нормально,

Без вести пропавших нет.

Увезли с собой по Крыму

Хоббиты воспоминанья,

Те, которых им, наверно,

Хватит на десятки лет.



В день субботний на вокзале

Орки, хоббиты и эльфы

Расставаясь, не прощались.

Тут же встречи назначались

«Как-нибудь» и «где-нибудь»,

И готовы были снова,

Хоть сегодня, хоть немедля

Сформированной командой

Отправляться в дальний путь.



Так заканчивалась сказка,

Опускался к морю вечер,

Бесконечно-жаркий полдень

Оказался скоротечен,

Солнце за гору садилось,

Освещая на прощанье

Пройденные перекрестки

Будущих воспоминаний.



Будут новые походы,

Свежей строчкой лягут мысли,

Вновь закат раскрасит вечер

В остывающие краски,

И, под перебор гитарный,

У костра с чайком дымящим

Кто-то сочинит другую

Незаконченную сказку.



Впереди маячит лето,

Продолжает жизнь движенье,

Если нет конца сюжета,

Значит…
 будет продолженье?!



29.04.2003 – 3.05.2003

























Комментариев нет:

Отправить комментарий